Приветствуем Вас! Гость
Главная » 2015 » Май » 25 » Он войну до конца прошагал
11:36
Он войну до конца прошагал

«Самый длинный день в году 22 июня нам выдал общую беду на всех, на все четыре года» - войну! Мой отец уходил на фронт, как все: крест нательный, харчи на дорогу, слезы матери, объятья жены и молитва к Богу: «Спаси, сохрани, помилуй». Как сейчас помню этот день — 27 августа 1941 год, 12 часов дня.

 По вагонам!

Природа замерла, словно боялась помешать людям попрощаться. Не шелохнулись ни одна травинка, ни листочек, лишь солнце плавилось от боли. А народ бурлил, кипел, гомонил; вскрикивала гармошка, рвал сердце духовой оркестр, плакали дети, рыдали почерневшие от горя матери и жены. Вся площадь от элеватора до мельницы была заполнена людом. Четыре грузовых «теплушки» уже были прицеплены к паровозу и ждали отправления. На машину «полуторку» с опущенными бортами взбираются представители районной власти. Гомон стихает. Краткие суровые слова напутствия... и покатилась команда : «По вагонам!» Отец, державший на руках младшего братишку, еще крепче прижал его к себе, прошептал: «Слушайся маму», поставил на землю и обернулся к жене: «Маня, детей береги. Я скоро вернусь». Крепко обнял меня: «Ты уже взрослый,  будь хозяином за меня». Последний раз обхватил нас всех, прильнул... и побежал к вагонам. Отчаянно-пронзительно свистит паровоз, в самое сердце бьет марш «Прощание славянки». Нарастает истошный крик провожающих. Как крыло раненой птицы вздрагивает, тянется вслед уходящему составу обезумевшая от горя толпа.

Не было слабаков в нашей семье. В гражданскую войну воевал в чапаевской дивизии младший брат моего отца, мой дядя, Андрей Иванович Гниломедов.

 От Орловщины до Австрийских альп

И на долю моего отца, Алексея Ивановича Гниломедова, выпала военная судьба, хотя был он человеком мирного склада. Вместе со своим отцом занимался крестьянским хозяйством, затем был плотником, счетоводом, работал на Колтубановском лесозаводе, Халиловском зерносовхозе, Кувандыкской МТС (машино-тракторная станция). Искромсала война все надежды и планы. 30 августа 1941 года принял присягу на верность Родине, был зачислен стрелком и направлен в дивизию, на Центральный фронт. Сорок первый год - кровавое знойное лето, сорок третий — атаки в снега и мороз. Куда только не заносила моего отца его ратная судьба: Центральный фронт, Брянский, снова Центральный, Первый, Второй, Третий  Украинский фронт. Участвовал в обороне Орловско-Курского плацдарма, разгроме группировки немецких войск на подступах к столице Румынии г.Бухареста, в боях  против  танковых группировок у озера Балатон, освобождал столицу Украины -  г. Киев, столицу Югославии -  Белград, форсировал Дунай... Прошел тяжелый путь солдата от Орловщины до Австрийских Альп. За проявленное мужество и исключительную находчивость отец был награжден медалью «За отвагу». Произошло это 31 декабря 1943 года при штурме г. Белая Церковь. Отец под градом пуль и осколков сумел доставить на передовую боеприпасы, и тем самым помог успешному продвижению наших подразделений.

Смелым и решительным воином показал себя Алексей Иванович Гниломедов в бою под озером Балатон: шел горячий бой. Танки противника направлялись во фланг подразделения, командиром которого он был. Оценив обстановку, отец побежал наперерез танкам, бросил одну за другой противотанковые гранаты и заставил передний танк повернуть обратно. В другом бою немецкая огневая точка не давала их подразделению двигаться вперед. Отец определил ее местонахождение, подполз на близкое расстояние и забросал гранатами. Огневая точка умолкла. Будучи легко контуженным, отец не ушел с поля боя и продолжал отражать атаку. В одном из сражений был ранен командир взвода, и  А.И.Гниломедов принял командование на себя — повел солдат в бой. Атака была отбита. За эти боевые действия отец был награжден орденом Славы III степени. Кроме того, за весь период пребывания на фронтах Великой Отечественной войны отец получил десять благодарностей от Верховного главнокомандующего товарища Сталина.

«Годен к нестроевой службе», - решение врачебной комиссии. 27  июля1945 года отец был демобилизован. Ему было 43 года.

 Папка приехал!

День возвращения отца домой до мельчайших подробностей отпечатался в памяти — полдень 17 сентября 1945 год. Мой младший брат Петя был дома один. Сначала он оторопел, когда увидел  солдата с медалями на груди, и тут же его безудержной волной бросило в объятия к отцу: щекотали лицо седые отцовские усы, почему-то они были мокро-солеными. Схватив гостинец, бросился он на улицу с криком: «Папка приехал! Папка приехал!», босиком, без передышки бежал до самого элеватора, чтобы сообщить об этом матери. Элеватор принимал хлеб из колхозов. Мать кинулась искать возницу из села, где я в то время работал, чтобы передать мне эту счастливую новость.  Я находился в восьми километрах от Кувандыка, скирдовал снопы. Только поздно вечером, когда я до предела усталый свалился на нары в приспособленном для проживания рабочих амбаре, дошла и до меня радостная весть — отец вернулся. Меня как живой водой напоили, словно и не было тяжелого трудового дня.  Подхваченный нестерпимым желанием увидеть отца, я шагал, прыгал, бежал по рельсам и повторял, и повторял долгожданное: «Папка приехал!» Сердце ликовало, колотилось, было готово вырваться из груди. Вот и знакомые улицы: Гончарная, Оренбургская, Октябрьская и..., наконец, моя родная, Советская, наш домишко. Я ворвался в него, бросился к отцу, до хруста костей стиснули мы друг друга. Я узнавал его родной запах, голос, глаза и усы, только были они белым-белы (и это в 43 года!).  4 года без отца! Как мы жили без него? Выживали. Руки до крови сбивали, косили траву для коровки-кормилицы. Спасибо, что научил меня отец перед самой войной и как косу отбить, и как правильно косить. Видели, как с проходящих мимо эшелонов сгружали раненых и умерших. И страшила мысль: «А вдруг и отец где-то так же».

 Как хорошо на свете без войны

Жизнь — это не те дни, что прошли, а те, что запали в душу, такой, как этот. Подходили люди, обнимали пожимали руки солдату, расспрашивали. Отец был смущен таким вниманием. Лицо светлело, губы улыбались, но в глазах не таяла затаенная глубокая печаль. А на него сыпались и сыпались вопросы. Отец говорил мало, иногда переводил тему в другое русло, о чем-то просто молчал. После полуночного ужина вышел во двор, глубоко вдохнул прохладный воздух, запрокинул голову — небо чистое, звездное. «Как хорошо на свете без войны!»

Радовался он, что семья жива, дом стоит, сыновья подросли, дочь поступила учиться в мединститут. Видел он, как война лишала людей всего этого. Благодарил Бога за эту милость к нему. Даже на войне в череде тяжелых фронтовых будней с хозяйской крестьянской сметкой подмечал он, как живут люди в других странах: видел яблоневые сады, замысловатые устройства для полива, подсобки, пристройки к дому.

Перво-наперво разбил он сад, не было такого в Кувандыке в то время. Накупил отец умных книг, о том как выращивать яблони. Опрыскивал деревца, подкармливал, прививал, установил насос для полива. И удался сад. Потом задумал дом новый построить. Готовился тщательно, возводил старательно. Как сундучок получился домок — все при нем и порядок во всем. И думал солдат, что жить ему и жить. Из такого ада вырвался! Но недолго пришлось походить отцу по новым сосновым половицам. И двух лет не прошло, как предательски в старые раны нанесла война смертельный удар. 18 апреля 1964 года на пороге весны умер, нет, погиб, настигнутый войной, солдат-пехотинец Алексей Иванович Гниломедов. Было ему всего 62 года. Вечная ему память! Из поколения в поколение будет переходить наша благодарность ему.

Течет безжалостное время и добавляет в списки тех, кого уж нет. Но хранятся бережно в альбомах фотографии, письма, документы — свидетели славы наших отцов. «И к каким бы славным датам не приближали нас года, весны, рожденной в 45-ом, мы не забудет никогда»!

Василий Гниломедов.

Категория: Новости из газеты | Просмотров: 41 | Добавил: xFAIRx | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: