Приветствуем Вас! Гость
Главная » 2014 » Октябрь » 15 » Юбиляры-близнецы
12:48
Юбиляры-близнецы

Победу ждали ежечасно

Моя малая родина под Оренбургом — село Нижняя Павловка, где тихий ветер седой ковыль колышет, перепелки зовут спать, в вышине жаворонки поют, дождик на поля пшеничные кличут, что волнами безбрежными устремились к самому горизонту. А народ здесь какой! Нет такого в стороне другой. Трудолюбивый, заботливый, отзывчивый, добрый, дружный да певучий. Только и его не пощадила война-разлучница. Ушел на фронт мой отец. С пятерыми детками мать осталась. Младшей сестренке — 2 месяца, я — старшая. Уже работница. На прополку полей ходила со сверстниками. Через плечо сумка для сорняка, сшитая мамой. Вырывала я осот, режущий ладони, молочай липкий... Километры за день проходила. Вечером приносила домой четыре ложки муки, да записывали мне в тетрадку полтрудодня.  Спасала нас от голодной смерти корова Лысенка. Без ее молочка грозила малым деткам гибель неминуемая. Но однажды пришел бригадир и потребовал отдать нашу кормилицу на пахоту. Мама встретила его с вилами, а мы,  дети, стояли рядом и плакали навзрыд от страха за маму и Лысенку. «Без молока хочешь оставить ребятишек? Не выжить нам без коровы». Отступил бригадир при виде крайнего отчаяния изможденной женщины. А весной на проталинах, изголодавшись за зиму, охотились на сусликов. Один из ведра воду в норку лил, другой рядом  ждал. Потом щавель появлялся, затем клубника, ежевика. Так и выживали на подножных кормах.

Победу ждали ежечасно. В классе с доски не стирались слова «Победа будет за нами!» Нам, семиклассникам, поручали серьезные дела. Например, привезти солому на быках. Пять девчонок да пожилая тетя Вера. На санях корзины, сделанные из тонких жердей, да мы около них. Назад возвращались в потемках, дорога шла вдоль берега реки Донгуз. Вдруг быки остановились и захрипели. Волки! Мы все кинулись к первой подводе, встали впереди и стали стучать вилами, кричать. Под берегом зеленые злые огоньки погасли. Быки снова тронулись в путь, а мы, напуганные до смерти, рыдая, прижались к тете Вере, и  даже лютый холод не мог нас заставить встать и пробежаться рядом с подводами, чтобы хоть немного согреться. После этого случая вместо нас за соломой посылали мальчиков. Летом мы работали поливальщиками. Чтобы добыть воду, нужно было привести в действие насос — огромный цилиндр с большими колесами. Мы перед ним, как цыплята беспомощные, но все равно, цепляясь за ремни, помогали дяде  Андрону Столповскому завести это чудище. И шла вода на грядки. Тогда разрешал он нам искупаться в Донгузе. Вот уж отрада в летнюю жару. Приходилось нам работать и на току. Крутили веялки. Чтобы достать до ручки, подставляли ящики. Чистое зерно запаковывали в мешки и отправляли на элеватор в город Оренбург, а оттуда уже на фронт. Зимними вечерами собирались семьями, по-соседски, вязали варежки, носки для фронтовиков, иногда пели, читали солдатские письма, раскрывая заветные треугольнички, плакали над похоронками. Отец мой Яков Филиппович Ермолов вернулся осенью 1946 года, уже с «японской» войны. Грудь в орденах и медалях. Подвозил снаряды на передовую. Как выжил? Бог знает. Только когда баба Наташа, его мать, на фронт сына провожала, дала ему рубашку и Христом Богом просила не снимать ее. В ней он и вернулся домой. Пожалел Господь пятерых деток, сберег нашего отца.

 

Тоска по родной сторонушке

 Зимой поставили по селу столбы, натянули провода и пришла радость в дома — загорелась лампочка Ильича и заговорили черные тарелки — радио. Потом раскрыл двери клуб. Заведующим был Николай Бабарин. Организовал он разные кружки — драматический, танцевальный, хоровой... Я на все ходила, везде участвовала. В 1949 году сдавала экзамены за 7 класс. Последнее испытание — математика. Принимал этот предмет учитель-фронтовик В.С.Сарычев. Мы справились! Все, экзамены позади! Можно в речку с головой и купаться до изнеможения. Но только на следующий же день попросил отец у председателя подводу и повез меня с подружкой, Зоей Цемлянской, в Оренбург поступать в техникум на фармацевтов. Мы, деревенские, -  в белых фартучках, да с бантиками в волосах, а городские в платьях нарядных, красивых. Но зато с нами рядом мой папа, сверкающий орденами. Писали диктант. Получили четверки, но по конкурсу не прошли. На следующий день отец отвез нас в агрономический техникум. В 1953 году я окончила это образовательное учреждение. По направлению сельхозуправления меня направили в Кувандыкскую машино-тракторную станцию. Директором был Воронов, главным агрономом — Васильев. Поразили меня на новом месте горы, а рядом с ними, как зеленые коврики, поля, ухоженные, аккуратные. Обслуживали мы села. Вечером на «Бобике» повезли меня в колхоз «Янтурмыш», председателем там был Утягулов.

Меня определили к тете Тане Казаковой. Побывала я во всех трех бригадах колхоза. Невольно сравнила со своим родным селом, и от тоски по своей сторонушке слезы у меня градом покатились из глаз. Тетя Таня уговаривала, что ничего, привыкнешь, а еще наставляла: «Учи башкирский и мордовский языки. Тогда никто тебя не продаст и не купит — сама в курсе всего будешь». Молодежи было много на селе. Старались говорить по-русски, хотя село было мордовское. Освещались дома лучиной, редко — керосиновой лампой. Вечерами меня приглашали на посиделки, где девушки и женщины из пуха вязали платки, вышивали, плели кружева. Затем, отложив свое занятие, пускались в пляс под балалайку, пели песни, заводили озорные игры. При этом никогда среди молодежи не было ни ссор, ни драк. Может быть, потому что не было пьяных? Школа на селе из четырех классов. Учительница Полина Яковлевна разрешила организовать драмкружок. Жили интересно. Многое на селе менялось к лучшему. В 1954-1955 году пришло к жителям электричество, затем построили клуб, один раз в неделю привозили и показывали кинофильмы. Расширялись мои познания и в сельских работах: севооборот организовывала, при пахоте наряду с основным плугом шли предплужники, чтобы не было сорняков. И хоть подшучивали сельчане надо мной: «Был бы дождик, был бы гром, нам не нужен агроном», но все равно с уважением относились к моим рекомендациям и требованиям: как вести снегозадержание, вносить удобрения... Урожаи были богатые. Главный агроном района с наших полей на выставку брал сноп отменной пшеницы, а с бахчей увозил арбузы весом в 16-18 килограммов. Выращивали их на уклоне горы, когда-то заросшем чилигой, а затем окультуренном и приспособленном под бахчевые. Много сил к этому приложил бригадир Е.С.Казаков. При его содействии организовали и огород. Строго  относились люди к своим обязанностям. Я как агроном следила, чтобы на поле, там, где прошел комбайн, не осталось ни одного колоска. После посевной и напряженной уборочной страды устраивали праздники — сабантуй.

 

В землянке на улице Чапаева

Нарушило мирное течение жизни постановление об укрупнении колхозов. На малые деревни поставили клеймо - «неперспективные». Закрыли школы, магазины. Вздыхая, охая да плача стали люди перебираться на центральные усадьбы. В шестидесятом году купили и мы в городе Кувандыке на улице Чапаева землянку. И стояла кругом тишина, да росла во всю дорогу трава-мурава. До позднего вечера гоняли по ней футбол мальчишки. В каждом доме держали по корове. Все было свое, натуральное. В магазин ходили только за сахаром, крупами да шоколадным маслом к чаю. Большим подспорьем народу было трехкратное сталинское снижение цен. Например, метр ситца стоил 10 рублей. Готовый пододеяльник из этого же материала стал стоить 3 рубля. Существенно? Конечно, да! Не вспоминают сейчас о хорошем, что было в прошлом, а жаль. Если сравнить «век нынешний, да век минувший», вроде и нет войны, а цены ползут и ползут вверх.

Но вернемся на круги жизни моей. Диплом агронома пришлось отложить — в городе он ни к чему. Р.С.Ерышева, директор детского сада «Колокольчик», взяла меня в свой коллектив достраивать детский сад Криолитового завода. Открылись мы 6 марта 1969 года, и на первом педсовете предложили мне поступить в Бузулукский педагогический техникум, чтобы заочно получить диплом дошкольного работника. Что я и сделала. 36 лет проработала я в «Колокольчике». Параллельно шла и другая жизнь — общественная. Жители Чапаевки попросили меня от их лица требовать газификации нашей улицы. Фронтовик-инвалид П.С.Белов, поднимая вверх костыль, повторял: «Если Анютку не выберите, значит опять в зиму останемся без газа». Меня избрали председателем уличного комитета. И мы своего добились. Особенно хорошо помогал в этом деле Абрамов и военный орчанин Волков. Газ был зажжен. Видя наш успех, пришла ко мне домой делегация из-за Кураганки, просили и им посодействовать, но мой зять, видя какой ценой все это достается, категорически запретил приниматься снова за газ. Но теперь у нас появилась надежда на осуществление еще одной мечты — провести воду. Орчанин и здесь помог воду сдать на анализ. Это было для нас дорого — пенсия небольшая, да и та ушла вся на газ. Качество питьевой воды одобрили, и работа закипела. Колонку поместили около детского сада. Меня спросили: «Почему не на свой конец улицы?» «Успеется. Детскому саду нужнее». Улица у нас была примерная. Нас хвалили за порядок, чистоту, инициативность и взаимопомощь.

 

Услышь меня, Господи!

Прокатилась мимо круглая юбилейная дата моей жизни. Заработала я почетные звания «Ветеран труда», «Труженица тыла». Но беспощадное время добавило к ним и другое приложение -  инвалид первой группы. Живу на диване, заботятся обо мне добрые люди, помогают «чапаевцы». Часто вспоминаю хор ветеранов «Родничок». Как хотелось бы снова с ними на сцене стоять, песню из самого сердца людям отдавать. Подняться бы на ноженьки, да в полюшке собрать ромашки. Услышь меня, Господи!

Описала я частицу своей судьбы, вплетенную в жизнь нашего Кувандыкского района. Как видите, мы с ним юбиляры-близнецы: ему 80, и мне столько же. Я преодолевала трудности и тяготы, и он не сдается. Так пусть же ему и людям его все удается!

А.Я.Сидорова, пенсионерка, Ветеран труда.

Категория: Новости из газеты | Просмотров: 181 | Добавил: xFAIRx | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: