Приветствуем Вас! Гость
Главная » 2015 » Март » 11 » Как мы за опытом ездили
14:09
Как мы за опытом ездили

В редакцию газеты «Новый путь» я пришла в декабре 1972 года и проработала в ней десять лет. «Новый путь» открыл для меня профессию журналиста, которой я преданно служу поныне. Работала собкором «Южного Урала», редактором Ташлинской газеты «Маяк», выпускала корпоративную страничку для нефтяников, сейчас тружусь в  газете «Сорочинский вестник».

Всегда с благодарностью вспоминаю те годы и  коллектив, которым руководил Николай Ильич Чернов. Все, кто работал тогда, остались в моей памяти как неравнодушные и заинтересованные своим делом люди. Мы были дружны, стояли горой за своих героев и газету. Обстановка была стабильная, спокойная, и у журналистов была одна  забота – писать.

Главным героем был человек труда, создающий материальные ценности. Газетная площадь распределялась  так, что большая часть доставалась отделу сельского хозяйства, в котором было два сотрудника: Клава Адушева и я. Мы много ездили по району в поисках своих героев. И всегда в сопровождении фотокорреспондента Николая Михайловича Лапина. Из всех нас он был самым увлеченным своим делом человеком. Выбирая подходящий ракурс для снимка, он то падал на колени, то залазил на стог сена, на машину или дерево. Нередко происходили комичные случаи, заставлявшие наших героев, застывших для снимка, хохотать от души. А Лапину это и надо было, он такие моменты ловил.

Помню, как мы приехали в село Васильевка делать репортаж из овощеводческой бригады. Николай Михайлович так увлекся, что свалился в арык с водой, и, выглядывая оттуда, мокрый и счастливый, щелкал фотоаппаратом. Это был творческий человек, делал замечательные портреты известных в районе людей. У него не раз проходили выставки в Оренбургском планетарии.

Много разных случаев было в нашей практике. Один из них я вспоминаю довольно часто, так как он был связан с определенным риском для жизни. По плану отдела надо было подготовить страницу передового опыта. Самые высокие показатели по сохранности телят были на тот период у телятницы из совхоза «Саринский». Фамилию ее, к сожалению, забыла.  Надо было ехать к ней. Наш бессменный водитель,  Иван Трофимович Яцура, был отменный профессионал, ездил за рулем в любом состоянии и, несмотря на это, ни разу не допустил ДТП. Мы не боялись с ним выезжать ни в гололед, ни в метель. И на этот раз  спокойно отправились в отдаленный совхоз, хотя стоял крепкий мороз.

Прибыв на центральную усадьбу,  узнали, что телятница работает на отделении в Мазово и надо ехать туда. Директор совхоза, Иван Максимович Соловых, сказал, что даст нам лошадь с санями, потому что на автомашине до села не доехать, дороги нет.

Выехали мы с Лапиным в Мазово после обеда. Яцура остался нас дожидаться на центральной усадьбе.  Кучера нам не дали, и Николай Михайлович с видимым удовольствием держал вожжи в руках, вспоминая  деревенское детство. В степи дул ветерок и делал мороз еще более ощутимым. Но было светло, лошадь бежала по санной дороге, которую едва можно было разглядеть среди ослепительно белого снега. На ферму приехали в тот момент, когда загудела мехдойка. Николай Михайлович начал готовиться к «фотосессии», устанавливал лампы освещения, так как на ферме царил полумрак, а я нашла свою телятницу и выспрашивала ее о секретах спасения телят. Женщина оказалась приветливой и разговорчивой. Она поила своих подопечных, выгребала из-под них подстилку, стелила свежую солому и рассказывала о себе, своей семье. Потом повела меня в уголок к небольшой глинобитной печке, на которой стояли кастрюли с травяными отварами.

 – Это и есть мой секрет,- сказала телятница. – Летом травы собираю, а зимой их завариваю и даю настой телятам. Очень помогает от разных болезней.

Материала я набрала целый блокнот. Заведующий фермой подводил меня то к доярке, то к скотнику и настоятельно просил о них написать. Николаю Михайловичу было сложнее сделать снимок, надо было ждать окончания работы, чтобы не нарушить  рабочий процесс. В общем,  затянулся наш отъезд.  Шел девятый час вечера, заведующий фермой и управляющий стали настаивать на том, чтобы мы заночевали в селе, так как ехать в такую погоду в ночь было опасно. Мы отказались, сказали, что нас ждет шофер на центральной усадьбе, а дорога уже знакома.

Как только выехали за село, попали в низовую метель. Ни зги не видно было,  белая пелена да усилившийся мороз нас напугали. Велика была вероятность сбиться с дороги, вся надежда на лошадиное чутье. Вместо того чтобы вернуться, мы поехали вперед. О том, что лошадь бежит по дороге, понимали по электрическим столбам, за которые задевали наши розвальни. Всякий раз, когда они своими «крыльями» касались столба, раздавался характерный звук. Значит, мы никуда не съехали. Вскоре от жуткого холода я потеряла дар речи, не могла пошевелиться, сидела, съежившись, ожидая худшего. Николай Михайлович вел себя мужественно, отвлекал меня разными воспоминаниями, пел частушки, пока вместо слов не стали выходить звуки, напоминавшие мычание. Вдруг он остановил лошадь, вытащил из саней меня и заставил двигаться. Сам тоже топал ногами, потом  поднял попону, накрывавшую розвальни, и сказал:

- Ложись под нее.

Я послушалась, а он просто сел на меня сверху, стремясь согреть своим теплом.

Не знаю, сколько времени мы ехали, пока не раздался его голос: 

-  Валя, я вижу огни Сары.

Мы постучались в крайний дом. Хозяева нас впустили без промедления. Хозяйка заохала, говоря - «какой дурак заставил вас в такую погоду ездить на санях?!» Мы молчали, потому что нас никто не заставлял. Отогрелись возле печки, попили чаю, поблагодарили хозяев и пошли пешком на станцию. Шли километра два совершенно счастливые оттого, что рядом были дома, горели огни уличного освещения, не завывал ветер, не так трещал мороз. На станции мы сели в поезд и в четыре часа ночи были в Кувандыке.

Утром без опоздания пришли на работу. Редактор нас отругал как следует, сказал, что не стоило так рисковать, ведь и замерзнуть могли, и на волков нарваться. А шофер наш, прождав до темноты, поехал домой, решил, что мы заночевали в Мазово.

Кстати, страница передового опыта не осталась незамеченной, ее приводили в пример на областном семинаре журналистов. Редактор областной газеты «Южный Урал» Петр Миронович Рыбаков, возглавлявший Союз журналистов области, сказал, выступая на семинаре: «Здесь, действительно, описан опыт. А то ведь порой распишут на две страницы, а опыта не найти». Ради этих слов журналист и готов был «трое суток не спать, трое суток шагать…» В полной мере их можно отнести на счет Николая Михайловича Лапина.

Валентина ПОПОВА (Чвертко).

г. Кувандык.

Категория: Новости из газеты | Просмотров: 204 | Добавил: xFAIRx | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: